Военного, который дал пощечину пьяному дебоширу в Симферополе, посадят в тюрьму

Через десять дней дебошир умер от травмы головы

Кафе, возле которого произошло ЧП, находится у цирка, в самом центре Симферополя.

– Как пять лет строгого режима?! – обескуражен сотрудник кафе Сергей, который хотя и проходил по делу в качестве свидетеля, но за ходом заседаний не следил и о приговоре узнал от журналиста “Комсомолки”. – Все же вроде шло к условному сроку! Да там и ЧП-то не было.

Сергей прекрасно помнит тот октябрьский вечер два года назад.

– Я стоял с приятелями на улице, рядом с кафе. Вдруг послышался шум: к нашей новенькой техничке, которая только первый день вышла мыть полы, пришел сожитель и начал ее бить и материть, – рассказывает он. – Я хотел сам проучить буяна, но меня опередил парнишка, который дал ему пощечину. Анатолий, так его звали, и ударил-то его несильно, просто, чтобы остановить, без злобы и агрессии. Я бы этому товарищу хорошеньких тумаков навешал, уж одной пощечиной точно не обошлось – нечего женщин бить!

Дебошир, который и так нетвердо стоял на ногах, по его словам, от этой оплеухи упал на асфальт и ударился головой.

– Мы вместе с пареньком давай приводить его в чувство. Тут же вызвали “Скорую помощь”. Драчуна этого, Алексея, отвезли в больницу, а с его приятельницей-техничкой в кафе распрощались в этот же день: мало того, что стала причиной скандала, так еще и пивом от нее несло.

Ее буян-сожитель, как потом выяснилось, сбежал из больницы, не дав себя толком обследовать. И позже хотя он и чувствовал себя неважно и жаловался на сильные боли, но его близкие не стали вызывать “Скорую” – на суде объясняли, он ведь и раньше, как выпьет, так и начинает придумывать себе болячки.

А через 10 дней дебошира нашли дома мертвым. Экспертиза показала – умер от травм головы. Медики сообщили в правоохранительные органы о неестественной смерти пациента. А те вышли на Анатолия.

– Я лично слышал, как мать погибшего просила судью на одном из заседаний не ломать парню жизнь и не сажать в тюрьму. Мол, сын хоть и единственным был, но сам все время лез на рожон, меры в спиртном не знал, да и не вернуть его, – утверждает Сергей.- И еще на суде прозвучала информация, что якобы погибший за день до своей смерти подрался в поселке Первомайском, где он и жил. Причем дело дошло до полиции. А вдруг именно тогда и была получена смертельная травма?!

“Не сказал родителям, чтобы не расстраивать”

Анатолий оплатил похороны. Собирался оформить кредит (жалование у него не бог весь какое), чтобы помочь матери погибшего. Он – военный, служил по контракту в ракетной части водителем. Характеристики с места службы на 24-летнего парня положительные – в его послужном списке три поощрения и ни одного взыскания. Во время расследования и судебных заседаний он был на свободе, служил в части и исправно выполнял все предписания следствия.

Поскольку Анатолий военнослужащий, судил его Крымский гарнизонный военный суд. И он вынес свой вердикт – 5 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Родные парня, которые живут на материке, до вынесения приговора ничего не знали.

– Толя домой на Новый год приезжал, но даже словом не обмолвился о судебном процессе. Он очень любит родителей, не хотел их, скорее всего, расстраивать. Видимо надеялся, что дадут условный срок – ведь он никого не убивал, – плачет в трубку родная тетя парня. – Пять лет тюрьмы ему всю жизнь сломают! Парень он добрый и спокойный. Никогда не дрался. Разве что на защиту всегда вставал, даже в школе разнимал драчунов. Еще дисциплинированный, поэтому и после срочной службы остался в армии.

Анатолий сейчас в СИЗО. Приговор пока не вступил в законную силу, правомерность и обоснованность этого решения будет рассматривать вышестоящая инстанция – Северо-Кавказский окружной военный суд.

obyektiv.press